Ирина Кург: языковые страсти на фоне пандемии

Автор: Ирина Кург, педагог (Столица)

piketrushkolКоронавирус – тема, в последнее время затмившая все. Некоторые же другие процессы в условиях ослабления ига общественного внимания, в Эстонии не только не подвяли, а еще больше расцвели! В частности, структурные преобразования в сфере образования, работы с молодежью и, что особо касается неэстонского населения, метаморфозы в деятельности языковой инспекции.

Напомню: в ноябре 2019 года совет уполномоченных партии Isamaa выступил с инициативой создания Департамента языка. Не торопитесь тут рассыпаться в проклятиях, ведь исамаасцы честно подняли широкий спектр вопросов, и в фокусе была вовсе не маниакальная страсть изничтожения русского духа на этой земле. Не без элементов того, но тем не менее….

Поскольку намечающиеся изменения прямо касаются деятельности множества кормящихся от интеграции организаций, Комиссия Рийгикогу по культуре разослала им предложения сроком до 03.04.2020 высказаться по поводу грядущих изменений. Понимая, что конец неизбежен, выказывая полную готовность к дальнейшему сотрудничеству в любом грядущем формате, почти все они были едины в одном: попытке отбить финансирование текущего года, оттянув кончину до 1 января следующего.

Качественным исключением было мнение института эстонского языка. Кроме готовности к сотрудничеству с новым департаментом, а также внесения ряда существенных лингвистических поправок в представленный проект закона, руководство института высказало свою озабоченность происходящим и необходимость непосягательства создаваемого департамента на сферу академических компетенций.

Совершенно очевидно, что изначально надо было не допускать расцвета махинации под названием «интеграция», а возложить ответственность за разработки методов обучения эстонскому именно на академический институт. Не вникая в суть, настоящие эстонские филологи сначала похихикивали над дорвавшимися до «обучения» русских дельцами, но по мере роста разницы в доходах тех и своих, их смех поутих. Отчасти разрыв был снивелирован интеграционными подачками на составление и издание ряда словарей. С одной стороны, это качественный академический продукт, но с другой, именно из-за особой основательности он получился непригодным для массового обучения, в том числе и из-за конечной цены.

Что касается желания или нежелания взять на себя миссию решить проблему обучения русских эстонскому языку на достойном уровне, то все упирается в руководство заведения. Как ни отнекивайся, роль личности в процессе неоспорима. Еще недавнего руководителя института эстонского языка, Урмаса Сутропа, часто называли ярым русофобом, чем все можно и объяснить. Но это не совсем так, и даже в корне неверно.

Урмас Сутроп, с карьеры биолога перескочивший в философствования, а позже обосновавшийся директором института эстонского языка, параллельно укрепляясь в рядах реформистов – вовсе не русофоб: он человеконенавистник. Недаром в эстонской среде его часто называют Суу Тропп – «затычка для рта». В бытность его на посту директора весь коллектив, похоже, пребывал в атмосфере, схожей с жесточайшими годами сталинизма. Так что русофобия Сутропа – всего лишь одна из граней его личности. А список остальных, при желании, легко составить путем анализа всех самых ядовитых анекдотов про эстонцев.

Надеюсь, новое руководство института оставит этот опыт в прошлом и в какой-то момент решится выйти из зоны комфорта.

Так почему на подходе такие масштабные преобразования? Прежде всего, Европе надоело кормить наших интеграстов, а эстонскому государству не по силам содержать существующий бардак и оно желает навести в этой сфере порядок.

Рассмотрев поступившие мнения, уже 6 марта Комиссия по культуре постановила, что преобразования не следует затягивать, а новые структуры должны заработать за месяц до начала нового учебного года, с 01.08.2020.

На состоявшемся 15 апреля первом чтении законопроекта Майлис Репс был задан вопрос о дальнейшем трудоустройстве нынешних работников, которых коснутся изменения. Пришлось ответить, что 60 человек точно перейдут в новые структуры, а с остальными «будет видно». Да, остальные беспокоятся не зря: ведь пришлось сказать, что изменения коснутся 547 человек…. К сожалению, реплика Хельмен Кютт о проблемах обучения эстонскому школьников осталась без внимания: министерство образования вывело себя из-под удара, поскольку законопроект будет шерстить только внешкольные структуры, т.н. «обучение взрослых».

Получается, что с русскими школьниками у нас все в порядке. Стройными рядами как шли, так и переходим на эстонский язык обучения. Как вам это, родители? Тем более, что усиленно примутся и за вас. Ведь в отличие от многих, нынешний «инквизитор» и будущий глава Языкового департамента Томуск – человек убежденный и принципиальный. И вести диалог с ним можно тоже очень конкретно и только с открытым забралом. При существенном расширении полномочий команда Томуска действительно сможет добраться до самых закоулков. И тогда ваше многолетнее отмахивание и увиливание станет больше невозможным, а глас одиночек в вашу защиту без вашей же поддержки так и заглохнет в пустыне…