Владимир Бузаев: «ЕСПЧ — единственная отдушина»

buzaevvladimirkonfУ латышского Комитета по правам человека очень много проблем, связанных с Европейским судом по правам человека (ЕСПЧ), и опыта, в том числе и глубоко негативного. «И главная проблема, на наш взгляд, - это совершенно неправдоподобная длительность рассмотрения дел», — отметил сопредседатель правозащитной организации Владимир Бузаев. Размышления правозащитника публикует в рубрике «Право и правда» очередной номер журнала «Балтийский мир» (№4, 2014).

В.Бузаев:

Вот, например, Александр Кузьмин выиграл совсем недавно дело по расчленению тела на органы без согласия родственников. Молодой парень погиб в автокатастрофе, и его матери тело не выдали. Я уже не помню, какая была компенсация, дело рассматривалось не менее семи лет. Это дело вели мы вместе с Алексеем Димитровым.

Дело, ради которого я взял слово, это продолжение бессмертного дела Андреевой. На портале imhoclub.lv 7 августа была опубликована моя статья на эту тему под названием «Илиада и Одиссея в одном томе. Дело “Андреева против Латвии”». Как известно, греки десять лет осаждали Трою, а потом ещё десять лет домой возвращались. Так вот проблеме, по которой это дело было открыто, в следующем году как раз исполняется двадцать лет. И по драматизму, накалу ситуации и числу пострадавших, таких же как и Андреева, а их, по нашим оценкам, 57 тысяч, это вполне сойдёт за «Илиаду и Одиссею», потому что количество неграждан, которым сократили размер пенсии, в отличие от граждан в аналогичных условиях, больше, чем гражданское население Трои, Микен и Итаки вместе взятых и остальных греческих городов, которые участвовали в этой Троянской войне.

Суть дела в том, что в Латвии негражданам не платят пенсию за тот советский зарубежный стаж, который они накопили за пределами Латвийской ССР. Хотя у нас, как и в других республиках Прибалтики, страховая система пенсии, но тем не менее пока не умрёт последний советский человек, она не будет полностью страховой. В связи с этим одна из двух частей пенсии пропорциональна советскому трудовому стажу. Это примерно 60 процентов от суммы выплачиваемой пенсии, поэтому для тех, у кого этот стаж был накоплен не в Латвии, потери большие. Поправки к закону о пенсиях, согласно которым было введено это правило, были приняты осенью 1995 года. Причём правительство внесло в парламент Латвии пенсионный закон без всякой дискриминации. Но одна крайне радикальная партия в последний момент вставила эти поправки, и без дебатов, при минимальном кворуме, при минимальном перевесе голосов они были приняты.

И вот уже девятнадцать лет правительство во всех инстанциях заявляет, что это был глубоко продуманный шаг с целью экономии бюджета и с учётом нашего «уникального» прошлого. Кстати, мы в суде привели аналогичный финскому инцидент, когда там отобрали пенсии. Это тоже было связано с распадом Советского Союза. Тогда Финляндия впала в глубокий экономический кризис. И там, в Финляндии, несколько недель обсуждали этот вопрос в парламенте и потом не только восстановили пенсии, но ещё выплатили компенсацию за те деньги, которые у них были отняты.

Соответственно, после четырёх лет внутреннего разбирательства это дело Андреевой ещё девять лет мирно лежало в Европейском суде, где после принятия решения о подсудности его ЕСПЧ передали в Большую палату ЕСПЧ. Мы с Димитровым ездили в Страсбург на очные слушания, и Большой палатой было признано нарушение латвийским правительством первого протокола и статьи 14 о недискриминации — шестнадцатью голосами против одного, и этот один голос был судьи от Латвии. Она записала особое мнение длиной почти с приговор, в котором слово «оккупация» встречалось чуть ли не по два раза на каждой странице. По другой части жалобы — о праве на справедливый суд — голосование было 16:0. Было признано нарушение, а пострадавшей назначена компенсация 6,5 тысячи евро. Но это всё пока была Илиада.

А после решения суда началась Одиссея. Приговор был вынесен в феврале 2009 года, и через неделю правительство собралось на закрытое заседание, чтобы обсуждать, как же это решение выполнять. И они решили дискриминацию устранить самым оригинальным образом — отобрать стаж, который был накоплен за пределами Латвии и у граждан Латвии. Я тогда ещё был депутатом парламента Латвии, и это решение в конце концов хоть чтения и прошло, но правительство его всё же отозвало. Но тем не менее закон каким был в этом отношении, таким и остался. Наталья Андреева умерла, причём компенсацию 6,5 тысячи евро ей выплатили, однако закон так и не изменили.

Правда, вступил договор с Россией, и по этому договору стаж, накопленный негражданами Латвии на территории России, засчитывается, а вот негражданам, жившим в других государствах, как, например, на Украине, как не засчитывался, так и не засчитывается. Кроме того, Россия сегодня не единственная, с кем из бывших республик Советского Союза есть договоры, — с Белоруссией, Украиной, Эстонией, Литвой, хотя по договорам засчитывается пенсия, но не засчитываются пособия по безработице.

При виде этого безобразия мы бросили публичный призыв к негражданам Латвии, имеющим стаж в других республиках — Молдове, государствах Средней Азии. Отобрали среди них четырёх человек и провели через все внутренние инстанции и подали жалобы в Конституционный суд. И представьте себе, Конституционный суд мы проиграли. Причём Конституционный суд повторил все те аргументы правительства, которые ранее Большая палата ЕСПЧ отвергла. Вот вам и результат от такого ядерного оружия, как Европейский суд по правам человека.

Кроме Большой палаты ЕСПЧ, есть ещё Комитет министров Совета Европы, который является чем-то вроде судебного пристава или судебных исполнителей, как это у нас зовётся. Там это дело сейчас на контроле благодаря в основном Саше Кузьмину, который подготовил письмо от нашего комитета Комитету министров, получил соответствующий ответ. Дело висит на контроле, но никаких изменений не происходит уже в течение пяти лет. А неграждан стало пятеро, ещё один самостоятельно в Конституционный суд подал жалобу. Он и я как представитель 4 августа 2011 года подали новые жалобы в Европейский суд. Жалобе там сразу присвоили номерок, это типа бирки на одежду владельца, и на этом прервалась вся переписка — ни ответа ни привета.

Но, кроме ЕСПЧ, на эту проблему отозвались ещё две международные инстанции — Европейская комиссия против расизма и Надзорный комитет за соблюдением рамочных конвенций. Оба эти органа выразили недоумение решением латвийского Конституционного суда, что бывает очень редко. И порекомендовали правительству выполнить решение ЕСПЧ. Но девятнадцать лет всё стоит на месте — вот такова эффективность решений ЕСПЧ. И если бы в Европейском суде по правам человека над нами решили специально издеваться, то лучше всё равно бы не получилось!

Есть ещё дело Петропавловского. Наверное, многие из вас знают Юрия Петропавловского — как мы шутим, почётного негражданина Латвии. Это был единственный случай, когда все традиционные экзамены были сданы, но Комитет министров, который обычно формальным списком утверждает получение гражданства Латвии, увидев там Петропавловского, специально собрался, и его из списка вычеркнули. При этом, учитывая его близкую натурализацию, Петропавловского выдвинули кандидатом от нашей партии (тогда она называлась «ЗаПЧЕЛ») в мэры Риги на муниципальных выборах. Всё это случилось в 2005 году. С тех пор в ЕСПЧ было принято решение о подсудности, и всё зависло в воздухе.

Про дело Кононова я вообще молчу: Большая палата переиграла после апелляции правительства первое положительное решение суда.

Дело Жданок тоже замечательное. Татьяна Аркадьевна была лишена мандата депутата Рижской думы (это было в 1999 году) и была вычеркнута из списков депутатов парламента Латвии как бывшая коммунистка. Она была, по-моему, членом парткома Латвийского госуниверситета, где преподавала студентам. Она тоже выиграла рассмотрение в комитете ЕСПЧ, но Большая палата приняла решение в пользу Латвии, таким образом, она, по-моему, единственная в мире, официально отвечающая за все грехи коммунизма и, как мы ласково добавляем, и за все его победы тоже.

Вот два примера политического решения Европейского суда. Но, с другой стороны, с учётом того, что деться некуда внутри страны, это единственная отдушина, которой мы пользовались и будем пользоваться.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс