Андрей Лобов, «Русская Школа Эстонии»: Что мы реально хотим

piketrushkolНа прошлой неделе министр образования и науки Эстонии Евгений Осиновский выступил со статьёй-мнением для издания «Инфоринг» по теме русской школы. С министром можно согласиться в том, что вопрос русской школы «переполнен страстями», но я пока не нашёл в статье министра желания изменить сложившуюся ситуацию.

Министр предлагает фундаментальный вопрос, утверждая, что ни у кого нет ответа на него. Вопрос звучит так: «Что мы реально хотим от русской школы?» По своему опыту могу сказать, что словосочетание вроде «реально хотим/хотите/хочешь и т.д.» иногда может отражать нежелание слушать, объявляя различные позиции «нереальными».

Ниже я предлагаю свой ответ на вопрос «что мы реально хотим?»

16 мая 2011 года представители объединения «Русская Школа Эстонии» передали Министерству образования и науки манифест, в котором есть следующий текст: «Мы осознаем проблему разобщенности общества Эстонии и видим её причину в политизации вопросов, связанных с жизнью нашей общины. Мы заявляем, что готовы и хотим исполнять обязанности перед государством, однако согласно концепции гражданского общества ожидаем уважительного отношения к нашим правам, потребностям и интересам.» Тогда и сейчас мы говорим об уважении.

Я бы определил уважение в данном контексте как признание достоинства русской общины Эстонии. Достоинство это отсутствие каких-либо ненужных проверок, требований, доказательств, процедур, применяемых исключительно к тем, чьё достоинство не признаётся. Проверки и процедуры могут быть закреплены в законах (ношение жёлтой звезды; определённое место в общественном транспорте; пропись в Законе о культурной автономии ЭР «правильных» русских, кто по сути может учредить культурную автономию, и т.п.) или могут быть нерегламентированы (21 статья Закона об основной школе и гимназии определяет право выбора языка обучения, но правительство и следом суды пока отказывают нам в данном праве).

Вопрос «что мы хотим от русской школы?» будет решён, когда мы сможем в ответ произнести всё то, что мы хотели бы от любой другой школы. Идея просвещения универсальна и не зависит от языка. Когда язык превращается в фетиш, в предмет нездорового и чрезмерного поклонения, страдает всё остальное, включая и образование. Форма (язык) уничтожает содержание (образование). Проблема действительно шире и Евгений Осиновский задаёт вопрос «Какую Эстонию мы хотим?», но при ответе на него опять звучит «высокий уровень эстонского языка».

В альтернативном отчёте для Комитета ООН по ликвидации расовой дискриминации «Русская Школа Эстонии» приводит ряд примеров, указывающих, что дело не в языке, а в системном неприятии всего русского. Например, как выяснилось из исследования Тартуского университета, проведенного Оттом Тоометом в 2012 году, владение эстонским языком не гарантирует успех в устройстве на работу. В ходе этого исследования работодателям были направлены 1000 похожих CV, половина из которых принадлежала кандидатам с русскими, а половина — с эстонскими именами.

Выяснилось, что кандидату с русской фамилией приходится разослать примерно на 30 процентов больше заявок, чтобы получить приглашение на собеседование с работодателем, чем соискателю с эстонской фамилией, причем их квалификация является совершенно одинаковой. Тоомет отмечает, что «при наличии русского имени владение эстонским языком играет очень малую роль — эксперимент не выявил никакой разницы в обращении с теми кандидатами с русскими именами, чье владение эстонским языком было «посредственным», по сравнению с теми, чье владение языком характеризуется как «очень хорошее»». Полная версия отчёта находится ЗДЕСЬ.

Помимо этого в букет «неприятия» русских входят ситуация с русскими школами, история с попытками учреждения русской культурной автономии, результаты исследования «Иноязычный ребёнок в эстонской школе» (по сути отношение учеников-эстонцев к русским ученикам в эстонской школе), учебники истории в эстонских школах, где немецкие солдаты изображены весёлыми людьми, что нельзя сказать о советских солдатах, и многое другое.

Как отойти от сложившейся дискриминационной практики?

Первое — принять тот факт, что треть населения нашей страны русские или русскоговорящие люди — увидеть людей. Воля получать образование на русском языке была обозначена одной из крупнейших в истории Эстонского государства акцией по сбору подписей. В защиту конституционного права получать образование на русском языке была собрана 35 841 подпись. Подписи были переданы 1 июня 2012 года Президенту, Правительству и Министерству образования и науки. Тогда указанные учреждения волю русской общины проигнорировали.

Второе — перестать игнорировать волю русской общины — учитывать волю людей. Что мешает существованию русских школ в Эстонии? Ничего. Работающая система на месте. Обеспечение учительскими кадрами в принципе не составляет проблемы, учитывая многочисленность нашей общины. Самое главное — есть желающие учиться на русском языке.

Третье - перестать изворачиваться — использовать законы для наилучшего воплощения в реальности воли сограждан. В русской общине есть и будут различные течения. Кто-то, возможно, совершено сознательно и по доброй воле отдаст ребёнка в эстонскую школу или в класс т.н. «языкового погружения». Однако это не повод объявлять данное поведение как единственно верное, пытаясь навязать его остальным (см. п. 1 и 2).

Уверен, что у нашей стране продолжат появляться личности, которых периодически будет тянуть взобраться на высокое здание с флагом Эстонии и поматериться (см. пример здесь). Опять же, это не повод использовать этих людей как мнение общины. Принцип «разделяй и властвуй» универсален. Например, попытки создания русской культурной автономии также торпедировались Министерством культуры ЭР в нарушение закона с участием в т.ч. и «представителей русской общины». Таких представителей можно будет найти всегда — сформировать из них очередную рабочую группу, которая выдаст «верное мнение» для прикрытия политического бардака.

Русская община Эстонии не сможет преодолеть подход «разделяй и властвуй» без помощи большинства — изменения отношения к нам в эстонской общине. Здесь хотел бы сделать небольшое отступление и обратить внимание на периодически звучащие призывы некоторых деятелей в нашей общине к единству и сплочению внутри общины. Призывы эти понять можно, но такое поведение широко известный в психологии факт — своя группа (в данном случае — русская община) нам более знакома и поэтому кажется более противоречивой, тогда как условные оппоненты выглядят сплочёнными и неумолимыми, например, в своём желании ассимилировать русских. Это не так. Например, в регистре партий Эстонии находятся более 10 партий, однако мы не видим по этому поводу рефлексии на тему разобщённости общества Эстонии. В общем, как большинству, так и нам, следует прекратить изворачиваться, придумывая новые критерии, когда мы стали бы «вдруг» достойны, чтобы наши права уважали.

Четвёртое — быть достойными. Не стремиться менять людей под себя — под свои страхи, свою боль, свою ненависть, свою неуверенность. Русской школе и русской общине Эстонии не нужны искусственные испытания. Русские школы в Эстонии выпускали и продолжают выпускать достойных людей, в школах продолжают работать достойные люди. Проверки разрушают достоинство.

Автор: Андрей Лобов — член Совета НКО «Русская Школа Эстонии»

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс