Эстонская система правозащиты допускает политические решения

lobovansvezЧлен Совета объединения Русская школа Эстонии Андрей Лобов признал, что существующая в Эстонии система правовой защиты не исключает принятие политических решений. Об этом общественный деятель завил в ходе выступления на вебинаре «Административные суды и право на защиту публичных (коллективных) интересов».

Текст выступления был опубликован в журнале «Балтийский мир» (№6, 2014) в рубрике «Право и правда».

А.Лобов:

В настоящий момент я являюсь членом совета НКО «Русская школа Эстонии»; ориентировался все последние годы (в основном четыре последних) на вопросы, связанные с сохранением школьного образования на русском языке.

Если говорить именно о судах, то ещё два года назад был подан иск в административный суд вначале по поводу отказа правительства удовлетворить ходатайство ряда школ Таллина и Нарвы на выбор русского языка обучения.

Суд был проигран; государство сказало в суде, что его интересы на первом месте, обучение на эстонском языке якобы ведёт к конкурентоспособности неэстонцев и всё в таком духе; суд тогда встал на защиту государственных интересов.

Более того, у нас есть такая должность в государстве, как канцлер юстиции, если точно перевести само название, то канцлер права, который тоже встал на сторону государства. Даже выступил с обращением к нашему парламенту. Обращение было озаглавлено «О достаточной доступности образования на эстонском языке». То есть уже официальные лица, которые призваны в нашей стране играть роль омбудсмена, начинают под предлогом достаточной доступности образования на эстонском языке душить русские школы. По сути, канцлер права у нас — проверяющий на соответствие Конституции принимаемых новых законов и подзаконных актов, с одной стороны; с другой стороны, выступающий якобы в роли омбудсмена. И здесь возникает возможность политических решений. В один момент, когда выгодно, канцлер права может встать на защиту якобы какой-то группы людей, в другой момент, опять же когда выгодно, говорить о том, что защищает Конституцию и указанные там положения.

После административного суда был Государственный суд, который тоже был проигран. Решение Государственного суда Эстонской Республики было в апреле 2014 года. Соответственно, в Европейский суд надо было подавать в октябре. Но здесь — как бы это правильно выразиться мне корректно, как борцу за права человека, — люди, которые вели на этом этапе это дело, решили не подавать жалобу в Европейский суд по правам человека под предлогом бесперспективности, а решили обратиться в Комитет ООН по правам человека. Люди эти посчитали, что так будет выгоднее.

Дмитрий Кондрашов (ведущий вебинара. — Ред.) в начале семинара упомянул, что в Эстонии нет такого понятия, как коллективная жалоба. Иски должны быть индивидуальные. За ними должны стоять конкретные люди, истцы. Я вижу в этом негативные моменты. Фактически нельзя было в какой-то момент поддержать именно коллективом определённые обращения в тот же самый государственный суд, в административный суд до этого, чтобы потом усилить общественное давление, чтобы дать меньше возможностей для манёвра и отказа Европейского суда по правам человека.

Тем не менее нет ничего невозможного, мир меняется, мы продолжаем борьбу. Школами были поданы пять новых ходатайств об обучении на русском языке. Хочу просто напомнить, что наше эстонское законодательство в принципе неплохое. Почему неплохое? Потому что в законе об основной школе и гимназии у нас прямо прописано положение, что попечительский совет школы может выбирать язык обучения в школе. Конечно, установлена некая политизированная в настоящий момент процедура, что надо вначале обратиться к городу или местному самоуправлению, которые по сути являются содержателем школы, дальше город уже направляет своё ходатайство в правительство. Правительство утверждает язык обучения в школе. Сейчас вокруг этих решений идёт политическая борьба. Хорошо то, что никто не запрещает нам повторные обращения попечительских советов делать, что в принципе и происходит.

Помимо судебных, появляются и другие рычаги коллективного механизма защиты публичных интересов. Например, в Эстонской Республике есть закон о петициях, который был изменён в 2014 году. Согласно этому закону можно подавать так называемые коллективные обращения к нашему законодательному органу. Для подачи коллективного обращения необходимо собрать по меньшей мере тысячу подписей. В этом обращении должна содержаться информация о том, как можно изменить действующее регулирование или лучше организовать так называемую общественную жизнь. Уже в сентябре — октябре 2014 года первые обращения поступили в парламент Эстонии. Сейчас общественным деятелям Эстонии, работающим на благо и во имя интересов русской общины Эстонии, следует посмотреть, как мы сможем воспользоваться законом о петициях.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс