HRW представила в ООН доклад о соблюдении прав человека в Эстонии

femidaobОфициальный интернет-ресурс Правозащитного центра «Китеж» обнародовал выдержки из Доклада авторитетной международной правозащитной организации Human Rights Watch, касающегося ситуации с соблюдением прав человека в Эстонии.

Отмечается, что Документ уже направлен Верховному Комиссару ООН по правам человека. Правозащитники из HRW обращают внимание Комиссара на следующее:

— Правительство Эстонии предприняло ряд шагов по проведению реформ, которые были предписаны Советом по правам человека ООН в процессе Универсального периодического обзора. К ним относятся, например, ратификация Конвенции по защите прав инвалидов и Факультативного протокола 30 мая 2012 года. Эстония также ратифицировала Факультативный протокол к Конвенции о правах ребенка, касающийся участия детей в вооруженных конфликтах, вступивший в силу 12 марта 2014 года.

Вместе с тем Эстонии еще предстоит выполнить взятые в процессе Универсального периодического обзора обязательства по проведению ряда других реформ.

Несмотря на сравнительно небольшую численность населения, Эстония занимает десятое место по численности жителей, не имеющих гражданства. При этом Эстония до сих пор не присоединилась к основополагающим тематическим международным соглашениям, включая Конвенцию о статусе апатридов 1954 года, Конвенцию о сокращении безгражданства 1961 года и Европейскую конвенцию о гражданстве 1997 года.

По информации Министерства внутренних дел Эстонии, по состоянию на 1 июня 2015 года в стране проживают 84068 людей без гражданства (по официальной статистике – 6,3% населения). В последние годы правительство предприняло ряд важных шагов по снижению уровня безгражданства среди несовершеннолетних. 21 января 2015 года были внесены поправки в Закон о гражданстве, упрощающие требования по натурализации для некоторых категорий людей, включая несовершеннолетних. Они вступят в силу 1 января 2016 года. Однако данные изменения они не распространяются на детей в возрасте от 16 до 18 лет, а также рожденных постоянно проживающими в Эстонии лицами без гражданства за пределами страны.

В 1993 году в докладе Human Right Watch было отмечено, что требования к знанию государственного языка в Эстонии являются «вероятно, самым серьезным препятствием» на пути к получению эстонского гражданства для русскоговорящих жителей. Языковые требования особенно затрудняют натурализацию среди лиц старшего возраста, которые, как правило, получали образование на русском языке и в повседневной жизни не испытывают необходимости в эстонском языке. Для них практический смысл владения государственным языком сводится исключительно к получению гражданства, что ставит под вопрос справедливость и необходимость требований к знанию эстонского языка для постоянных жителей.

Затраты на прохождение натурализации и требования к доходам для получения гражданства остаются препятствием для русскоговорящего меньшинства и способствуют сохранению численности неграждан. Хотя пошлина за подачу заявки в 13 евро пожжет показаться небольшой, она составляет около 2% от средней зарплаты рабочего в уезде Ида–Вирумаа (650 евро по данным за 2011 год).

Эстонии необходимо активно работать над снижением доли неграждан и снизить требования к владению государственным языком до минимума для подавляющего большинства людей, долгое время проживавших в Эстонии до распада СССР, а также отменить языковые требования для всех неграждан, родившихся до 1940 года.

Неграждане в Эстонии лишены ряда политических прав. Они принимают участие в местных выборах, однако отстранены от голосования при избрании парламента. Лица без гражданства не имеют права занимать должности на государственной и муниципальной гражданской службе, в полиции, таможне, а также не могут стать прокурорами, судьями, нотариусами и т.д.

Ряд положений языковой политики и ее применение в Эстонии носят дискриминационный характер, причем не только в ходе натурализации, но и получении образования и устройстве на работу в государственном и частном секторе. Ущемление прав по языковому признаку крайне сложно доказать в суде, в силу чего оно нередко используется работодателями для отсеивания русскоязычных кандидатов. Европейская комиссия по борьбе с расизмом и нетерпимостью выражала озабоченность отсутствием должного контроля над действиями Языковой Инспекции и нежеланием принимать во внимание региональные особенности, например, в преимущественно русскоязычном уезде Ида–Вирумаа.

Вызывает вопросы ограничение на преподавание более 40% школьной программы на русском языке, особенно в тех регионах, где русский язык является наиболее распространенным. При этом Эстония не присоединилась к Конвенции против дискриминации в области образования ЮНЕСКО. Эстонии следует пересмотреть языковую политику в средних школах и гимназиях и обеспечить среди учащихся необходимый уровень владения государственным языком прежде, чем переводить учебную программу на эстонский язык.

Многие русскоязычные собеседники сетовали представителю Human Rights Watch (HRW) (ее зовут Татьяна Купер – прим. Е.В.), что второй по важности правочеловеческой проблемой является нарушение языковых прав. Недостаточное знание эстонского языка является препятствием не только для желающих натурализоваться, но и при получении хорошего образования и работы в государственном или частном секторе. Русскоязычные жители Эстонии, говорится в докладе, давно жалуются на дискриминацию при найме на работу на основании недостаточного уровня владения соискателем вакансии эстонским языком. При этом барьеры по этому признаку выставляются даже в тех регионах с преимущественно русскоязычным населением, где в повседневной практике люди пользуются родным языком.

В целом ряде случаев соискателям вакансий было отказано в приеме на работу на основании того, что они не обладают сертификатом C1, означающим свободное владение эстонским языком. Ряд эстонских правозащитников указали на существование практики, когда работодатели не хотят нанимать русскоязычных соискателей, цепляясь к последним именно по «лингвистическим» основаниям.

При этом, как отмечается в докладе, правоприменительная практика в Эстонии характеризуется тем, что доказать в суде факт дискриминации при приеме на работу по указанным основаниям крайне сложно, что и было констатировано как факт в беседе с представителем HRW эстонским Комиссаром по гендерному равноправию и равному обращению.

Подготовил руководитель ПЦ «Китеж» Мстислав Русаков.

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс