Выступление Сергея Середенко на слушаниях в Европарламенте

Сергей Середенко

Сергей Середенко

Магистр юриспруденции, заведующий сектором права Института европейских исследований (Латвия), эксперт Международного института новейших государств, правозащитник, русский омбудсмен в Эстонии (2004-2014) Сергей Николаевич Середенко 20 февраля 2019 года выступил в Европейском Парламенте. Тема слушаний: «Преследования правозащитников в Прибалтике» («Political prosecutions in the Baltic countries»).

Предлагаем вашему вниманию полный текст доклада:

- Уважаемый председатель, члены Европейского Парламента, коллеги-правозащитники, представители прессы, дамы и господа! Благодарю вас и особенно моего коллегу Мирослава Митрофанова за возможность представить вам моё видение обсуждаемой темы.
Меня зовут Сергей Середенко, я юрист, и 20 лет я занимаюсь защитой прав человека. 10 лет я был русским омбудсменом в Эстонии. Также я руковожу департаментом права в Институте европейских исследований (Латвия), что позволяет мне выступить сегодня перед вами и как учёному, и как практику.
Хочу подчеркнуть, что сегодня мы с коллегами представляем вам то, чего вы не увидите и не услышите по Euronews.

И начать я хотел бы с описания нашей общей системной проблемы. Документ Совета Европейского Союза «Ensuring protection – European Union Guidelines on Human Rights Defenders» начинается со следующего утверждения: «Support for human rights defenders is already a long-established element of the European Union’s human rights external relations policy». Между тем представление о том, что внутри Европейского Союза правозащитники находятся под надёжной защитой, давно устарело и является глубоко неверным.
Европейский Союз позиционирует себя как исключительный источник, проводник и хранитель «европейских ценностей», они же «универсальные ценности»; согласно Договору о Европейском Союзе это «неприкосновенные и неотчуждаемые права человеческой личности, свобода, демократия, равенство и правовое государство». Это то, что старая Европа пыталась передать молодой Европе, но, к сожалению, не смогла. И теперь практически закрывает глаза на то, что происходит, в частности, в Балтийских странах. Не признавая того, что проблемы правозащитников давно перестали быть частью внешней политики Европейского Союза. Я категорически хочу заявить: это уже давно внутренняя проблема Европейского Союза.
Общепризнанным является утверждение о том, что лучше всего ситуацию с правами человека в стране характеризует положение в ней правозащитников. В отношениях между государством и правозащитниками на государство накладываются две основные обязанности: признавать правозащитников и финансировать их деятельность. Эти обязанности исходят из резолюции ГА ООН «Пропаганда Декларации о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы».

Ситуация с правозащитниками в Балтийских странах следующая: те, кто защищают права человека в Балтийских странах, властями этих стран не признаются и уж тем более не финансируются. Зато признаются и финансируются те лица, которые «защищают» права человека… в России. А по сути занимаются яростной русофобией. Так называемые национальные правозащитные институты, омбудсмены и иные уполномоченные, как правило, просто бездействуют.
Мало того, что правозащитники, занимающиеся защитой прав человека в самих Балтийских странах (дальше речь пойдёт только о них), не признаются и не финансируются, они ещё и испытывают на себе всю тяжесть преследования со стороны своих государств. Причём преследования в уголовном смысле – так, как оно определено в Римском Статуте Международного Уголовного Суда. За последний год в этом преследовании произошли качественные изменения – правозащитников стали сажать в тюрьму.
Два года назад мы с коллегами выпустили книгу «Преследование правозащитников в Балтийских странах». Это не набор жалоб и случаев преследования, а академическое исследование отношения властей Балтийских стран к правозащитникам. Основным предметом исследования стали ежегодные рапорты спецслужб Балтийских стран. Эти рапорты, как бы независимо друг от друга выходящие в Эстонии, Латвии и Литве, очень похожи как по содержанию, так и по структуре, что, по меньшей мере, доказывает, что спецслужбы Балтийских стран очень тесно взаимодействуют между собой в деле преследования правозащитников, что сложилась определённая система.
Правозащитники постоянно фигурируют в этих рапортах в разделе «Защита конституционного строя», при этом отказ в признании их правозащитной деятельности со стороны государства выражается прежде всего в том, что правозащитники не называются правозащитниками. А называются «маргиналами», «радикалами», «псевдоэкспертами» и даже «агентами Кремля». Здесь надо отметить, что в Эстонии и Латвии правозащитников из числа этнических эстонцев и латышей практически нет. Когда в 1991 году в Эстонии начала работу Ассамблея Конституции, то там было дано прекрасное объяснение этому: «Прежде всего мы должны обеспечить права эстонцев, и только потом – права человека». В Литве ситуация иная, и там значительная часть правозащитников – этнические литовцы, что совершенно не мешает властям преследовать их.

Как уже было указано, одна из основных форм преследования – упоминание правозащитников в ежегодниках спецслужб. Такое упоминание – основание для увольнения с работы, отказа в приёме на работу, отказа в аренде помещений под офис или под мероприятие, вплоть до отказа банка обслуживать человека. А попробуйте в наше время прожить без счёта в банке.
Этим, разумеется, формы преследования не исчерпываются. Прослушивание телефонов, наружное наблюдение, вскрытие обычной и электронной почты, передача личной переписки в СМИ (нарушение тайны корреспонденции), обыски, а по сути – погромы с обязательным изъятием оргтехники, иногда на годы, запреты на выезд из страны, запреты на профессию, запреты на собрания, обязательные долгие досмотры на границе…
Отдельно следует отметить так называемые «чёрные списки» — списки лиц, которым запрещён въезд в страну. Казалось бы, сколько врагов может быть у маленькой Эстонии? А в эстонском списке – тысячи человек, при этом Эстония никогда не оповещает людей о том, что они в этот список внесены. Российский академик Валерий Тишков, получив визу и приехав в Эстонию с лекцией, был выдворен из страны, а его виза – аннулирована. Ваш бывший коллега, итальянский публицист Джульетто Кьеза, был арестован и затем выслан из страны. Благодаря усилиям итальянской дипломатии от эстонской стороны удалось добиться указания причин подобной активности спецслужб – оказалось, что Кьеза встречался с Героем Советского Союза Арнольдом Мери. Напомню, что одной из основ Европейского Союза является свободное передвижение людей, и исключение Договором Европейского Союза предусмотрено только одно – предупреждение преступления.
Практически большинство правозащитников – в «чёрных списках»: мой друг и коллега Александр Гапоненко, например, «дважды» не может приехать ко мне в гости – ему установлен запрет на въезд в Эстонию и запрет на выезд из Латвии. Это обстоятельство очень сильно вредит региональной кооперации правозащитников.

Отсутствия признания как самих правозащитников, так и их деятельности, мы повсеместно наблюдаем в так называемых «мейнстримных СМИ». Такие эстонские издания, как Delfi и Postimees, обязательно осветят пикет у посольства России в Таллине в защиту чеченских геев, которых никто в глаза не видел, но ничего не напишут о международных акциях в поддержку политзаключенных – Матеуша Пискорского в Польше, Александра Гапоненко в Латвии, Кирилла Вышинского на Украине или Альгирдаса Палецкиса в Литве.
Вот только один недавний пример. На прошлой неделе в Эстонии побывал Верховный комиссар ОБСЕ по делам нацменьшинств Ламберто Заннье и встретился с руководством объединения Русская Школа Эстонии, которое выступает против насильственной эстонизации русских школ в Эстонии. Об этом, разумеется, не было рассказано ничего. Затем Заннье отправился в Нарву: визит туда Postimees дал под таким заголовком: «Верховный комиссар ОБСЕ: нацменьшинства видят только свои права, но забывают обязанности». Для справки: у национальных меньшинств Эстонии практически нет никаких прав. То, что гарантировано конституцией и международными договорами, полностью уничтожено обычным законодательством.
Сказанное о СМИ имеет прямое отношение к правозащитникам. Один из принципов Европейского института омбудсменов звучит так: «Омбудсмен хорош настолько, насколько он известен». Это полностью соответствует истине, ибо никакой иной власти, кроме личного авторитета и репутации, у правозащитников нет. А для того, чтобы эти авторитет и репутация сложились, нужен усилитель в виде СМИ. Поэтому задача властей и обслуживающих их СМИ понятна: не дать сложиться авторитету, замалчивая деятельность правозащитников, и всячески испортить репутацию. Часто единственная цель обысков у правозащитников – найти что-то, способное подорвать их репутацию. Так, например, принимающий участие в сегодняшних слушаниях Юрий Алексеев обвиняется в хранении детской порнографии. Основание для такого обвинения серьёзное: у него в ходе обыска был найден семейный фотоальбом, в котором имеется фотография его собственного трехлетнего сына, который голышом бегает по берегу реки. Заголовки представьте себе сами.
И последнее – о том, как расходуются европейские деньги, выделяемые на защиту прав человека. Практически все они уходят на ЛГБТ-пропаганду под известным лозунгом «Разнообразие обогащает!». Национальные меньшинства ни разу не «обогащали» Эстонию своим разнообразием. Зато обогатились соответствующие рекламные агентства.
Спасибо за внимание!

Опубликовать в Facebook
Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники
Опубликовать в Яндекс